Перейти к контенту →

Режиссёр Акира Куросава

«Человек имеет право быть счастливее, чем он есть», — сказал как-то Акира Куросава. За этими словами вся жизнь большого художника, без которого невозможно сейчас представить современный кинематограф.

… Это было летом 1951 года. Сенсацией Международного кинофестиваля в Венеции стал фильм «Расёмон» дотоле неизвестного японского режиссера. С этой картиной, получившей «Гран при» фестиваля, в число ведущих режиссёров мира по праву вошёл Акира Куросава. Ему было в то время 41.

Акира по-японски означает «солнце и луна». Куросава — значит «тёмная долина». Яркий, слепящий свет — и мрак, темнота ночи, жизнь — смерть, доброта, человечность — и кровь, жестокость, насилие… Что происходит в душе человека, когда эти полярные начала сталкиваются в ней и борются между собой? С помощью какого инструмента можно разглядеть в хаосе и кажущейся бессмысленности человеческих поступков сперва инстинктивное, а затем и осознанное стремление к красоте, счастью и гармонии?

Фото японского режиссёра Акира Куросава, сделанное в 1983 году

Наверное, в органической потребности обращаться именно к такого рода ключевым вопросам человеческого существования и заключается секрет удивительной притягательности фильмов Куросавы. Каждая новая его работа — светлое пятно, освещающее еще один, доселе неизведанный участок человеческой души. …Герой фильма «Жить», чиновник Ватанабе, внезапно узнаёт, что незлечимо болен, и поэтому жить ему осталось считанные месяцы. Перед лицом смерти он на ходит в себе силы признать, что жизнь прожита зря. И слабый, умирающий старик вдруг становится борцом! Добившись того, что зловонный пруд, отравлявший воздух целого района, был превращёт в детскую полщадку, не отступая ни перед гневом любого начальства, ни перед угрозами гангстеров, он садится ночью на качели и, тихо покачиваясь под старомодную песенку своей юности, умирает. И тихо падает снег.

Снег, как символ чистоты, присутствует и в другом фильме Куросавы — «Идиот», снятом по роману Достоевского. Но странно — это чисто японский фильм. Японские имена у героев — Мышкин стал называться Камзда, Настасья Филипповна — Таэко Насу. Рогожин — Акама.

А экранизируя пьесу Горького «На дне», Акира Куросава вообще перенес место действия в другой век — в эпоху Эдо, в эпоху позднего феодализма. Экранизация же трагедии Шекспира «Макбет» носит название «Трон в крови, или Паучий замок» и стала подлинно самурайской трагедией. И все же это Достоевский, это Горький, это Шекспир, и даже такой строгий знаток Шекспира, как Сергей Юткевич, пишет: «Беру на себя смелость сказать, что, несмотря на все нарушения канонов, именно этот фильм можно назвать шекспировским с гораздо большим основанием, чем многие из тех, которые почтительно следовали за драматургом». Юткевич называет это «чудом искусства».

Куросава славится также как непревзойденный мастер исторических фильмов, сюжеты которых взяты из истории средневековой Японии. Это и «Семь самураев», и «Три негодяя в скрытой крепости», и, разумеется, «Тень воина», недавно прошедший по нашим экранам.

Исторические фильмы перемежаются остросоциальными картинами, такими как «До-дес-ка-ден» (в отечественном прокате — «Под стук трамвайных колес») — несколько новелл из жизни «маленьких людей», жителей нищего пригорода, поселка на городской свалке.

Премьера этого фильма состоялась в Москве в 1971 году, на VII Международном кинофестивале. Его привез сам Куросава, впервые посетивший Московский кинофестиваль. Привез в страну, о культуре которой сказал когда-то: «…японцы растут на русской классике, и я начал с неё свое образование».

Куросава долго снимает свои фильмы. Над «Красной бородой» он работал три года. Исключение только «Под стук трамвайных колес» — он снят всего за 28 дней. Обычно же работы Куросавы, особенно исторические, отмечает скрупулезность воссоздания обстановки. Так, например, для фильма «Тень воина», где требовалось набрать 500 пехотинцев-воинов, было проделано 15 тысяч проб… Такую тщательность коммерческий кинематограф не может себе позволить, и, как результат, — за несколько лет выдающийся мастер современного кино Акира Куросава не выпустил ни одной картины. К этому периоду относится и неудача с фильмом «Тора-тора-тора», когда голливудские продюсеры отклонили 28 (!) вариантов сценария Куросавы, не желавшего снимать помпезный боевик. В жизнь Куросавы вошла тратедия, и не литературная, а самая настоящая.

И как подлинную удачу, творческое счастье, воспринял Акира Куросава предложение снять на студии «Мосфильм» картину «Дерсу Узала» по повести Арсеньева. Фильм вышел на экраны в 1975 году, получив Золотой приз на IX Международном кинофестивале в Москве и «Оскара» в США в 1976 году.

«Одиноким всадником в тумане» назвали как-то Куросаву.

Но миллионы людей, смотря фильмы этого большого художника, гуманиста, думают его мыслями, живут его болью, и, значит, он не одинок.

Опубликовано в Кинематограф

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.